Поиск в справочнике "Сергиев Посад–Инфо"

КСТАТИ | О людях Сергиева Посада | Земляки

Наш человек на РТР

preview_Dmitrtii_Stepanov.jpgСудьба каждого человека зависит и от цепи случайностей, и от удачи и, конечно, от него самого. Ведь не даром говорят, что везет сильнейшему. Чем выше человек ставит свою жизненную планку, тем выше он взлетает сам.  Лучшим  примером в подтверждение данного тезиса может служить биография нашего земляка - журналиста федерального  телеканала «Россия» Дмитрия Степанова.

Первый опыт

- Дмитрий, с чего начинался ваш путь на телевидение? Где вы учились? Где работали?

- Я сергиевопосадец в шести поколениях, и вся история нашей семьи связана с городом и окрестными деревнями. Родная моя улица - Нижнёвка, которая сейчас носит имя Митькина. Что касается учебы, сначала я учился в 1-й школе, а с 9-го класса - в 1-й сергиево-посадской гимназии. В тот период я сильно увлекался биологией, но после раздумий и попыток поступить в различные московские вузы я остановил свой выбор на нашем Индустриальном университете, куда и поступил на юридический факультет.

- Пока журналистикой здесь даже и не пахнет...

- Все случилось несколько позже... Проучился я два курса и вдруг узнаю, что в городе открывается новое муниципальное телевидение «Радонежье». А я уже к тому времени начинал задумываться о какой-нибудь творческой работе. Раньше, в детстве, я посещал школу юного журналиста при газете «Вперед» (ее вел известный местный журналист Игорь Борисов) и понял, что мне это интересно. Так что телевидение заинтересовало меня не случайно.

Я пришел, посмотрел, познакомился с тамошними людьми, и мне предложили попробовать что-нибудь сделать самостоятельно. Как сейчас помню, самым первым моим опытом на телевидении стали съемки музыкальной передачи, посвященной местной группе «Донор». Я впервые выехал на съемку в ДК имени 50-летия Октября, мы впервые записывали интервью, снимали, монтировали. Я тогда впервые узнал, что такое монтаж, как все отснятое можно сделать красивым - со спецэффектами, с музыкальными вставками. Это было творчество.  Правда, к сожалению, «фильма» так и не вышла.

- Что же было дальше?

- А дальше на «Радонежье» возникли какие-то проблемы, и я на какое-то время ушел на «Тонус». Там я впервые узнал, как готовятся и снимаются новости, какая тут специфика, за что отдельное спасибо Сергею Бокову. Но проработал я там недолго - где-то около полугода, а затем снова вернулся на «Радонежье». Оно к этому времени уже набирало силу, появилась ежедневная новостная передача - и мне там показалось несколько интереснее.

- А где все-таки было комфортнее - на «Тонусе» или на «Радонежье»?

- Если смотреть с высоты сегодняшних дней, то понимаешь, что везде было хорошо по-своему: что-то нравилось на «Тонусе», что-то нравилось на «Радонежье», а что-то не нравилось ни здесь, ни там. Тем не менее, я пришел на «Радонежье» и три года отработал там в новостях.

Время шло, «Радонежье» развивалось. Мы активно сотрудничали с московской организацией «Интер-ньюс», занимающейся обучением журналистов региональных телекомпаний...

- Это та, которая находится в Домжуре на Никитском бульваре и вокруг которой сейчас происходит какая-то возня? За нее даже вступился такой телемэтр, как Владимир Познер, который там преподавал.

- Да-да, именно та, ее сейчас незаслуженно прессуют. Тогда она нам очень помогла, мы почерпнули для себя массу полезного. К нам на «Радонежье» приезжали консультанты, мы ездили в Москву, посещали различные семинары, занятия, участвовали в проекте «Провинция», который объединял все региональные телекомпании России.Stepanov_Krasnogorskaya_pl.jpg

 

«Свадьба в Путятине»

- В этот момент и родилась идея фильма, за который вы получили приз ТЭФИ...

- Не совсем. Идея родилась несколько позже, но именно этот фильм очень круто поменял мою жизнь. Назывался он «Свадьба в Путятине». В один из выездов на съемки я попал в деревню Гагино, где случайно узнал, что в этой Богом забытой деревеньке, находящейся в тридцати километрах от Сергиева Посада, когда-то в местной церкви венчался сам Федор Шаляпин. От церквушки к этому времени мало что осталось, но остов еще стоял. И именно тут я впервые услышал о том, как бабушки и дедушки из уст в уста передавали историю, как гуляли здесь Шаляпин, Савва Мамонтов и прочая интеллигенция 19-го века. И я понял, какие интересные характеры у этих крестьян, какие интересные судьбы. После того, как вышел в новостях мой сюжет, мне стало жаль оставлять без движения весь тот огромный материал, который в сюжет не вошел. И я подумал, что было бы интересно снять документальный фильм о жизни этой русской деревни, которая живет некой национальной идеей. А идея эта заключается в сохранении памяти о великом русском певце Шаляпине и о своих предках.

- И вы начали работу над фильмом...

- Да. И я начал работать над этим проектом. Работал долго - около года, в основном в свободное от основной работы время. К тому же параллельно я еще и продолжал учебу в университете.

В итоге я сделал документальное кино. И в итоге оно получилось хорошим - по крайней мере, был соответствующий резонанс: я вначале выиграл конкурс документальных фильмов «Золотой бубен» в Ханты-Мансийске, а в 2003 году выиграл и «ТЭФИ-Регион».

Затем фильм показали по телеканалу «Культура». Но больше всего доволен я был не тем, что я выиграл и фильм показали, а тем, что пошел некий общественный резонанс...

- ...который всегда приятен творческому человеку.

- Конечно. А потом примерно в течение года об этом узнала вся Россия. Через «Интер-ньюс» и региональные телекомпании фильм посмотрели во всех российских городах от Калининграда до Владивостока. И в итоге нашлись спонсоры для восстановления старинной церкви, в которой венчался Шаляпин, к проекту присоединился Большой театр - началась реставрация. Правда, как это часто у нас бывает, дело до конца не довели, так как деньги кончились. Но церковь отстроили, и там даже изредка проходят службы.

 

Приход на РТР

- А дальше была работа в Москве. Как вы туда попали?reportag_s_Krasnoi_pl.jpg

- История была следующая. Получилась так, что через мой фильм в вышеупомянутом проекте «Провинция» меня заметила директор программы «Вся Россия» на телеканале «Россия» - это формат, посвященный небольшим документальным фильмам о жизни российской глубинки. Она увидела мои материалы, они ей понравились, она позвонила мне и предложила посотрудничать на внештатной основе. И я, естественно, согласился.

Я сделал несколько проектов, они вышли в эфир телеканала «Россия». После чего от руководства поступило предложение поработать штатным корреспондентом в новостях. В программе «Вести - Москва». Вот так я оказался на РТР.

- И что подвигло сменить место работы - творческая карьера, заработок, неудовлетворенность прежней работой?

- Почему я согласился? Мне хотелось развиваться в творческом плане, хотелось почувствовать что-то новое, потому что работа в любой должности ограничена кругом обязанностей, и все это повторяется, все это идет по пятому-десятому кругу. И постепенно надоедает. И в итоге я принял решение уйти в Москву и не жалею о нем.

- С  программой «Вести - Москва» вы уже сотрудничаете четыре года. Какой опыт дала вам эта работа?

- Я бы сказал, что это некая школа и отправная точка для работы в будущем в качестве федерального корреспондента и вплоть до международной сети корпунктов РТР.

- Как вас принял новый коллектив?

- Принял хорошо. Но на новеньких всегда воду возят. Поэтому по началу это была некая жесткая школа - фактически армейская. Работал очень много. Дома появлялся только на ночь. И ко всему была совершенно небольшая зарплата, на которую я не мог позволить себе снимать какое-нибудь жилье. Иначе и на еду бы денег не осталось. Поэтому я ездил на работу из Сергиева Посада, и ездил, как вы понимаете, много. Рабочий день у журналистов ненормированный, иногда вообще без выходных. Признаюсь, было очень тяжело.

Но в итоге все как-то постепенно стало на свои места. Прошло какое-то время - и я «подтянулся» до уровня нашей программы, потому что у каждой программы существует свой стиль, свой формат, в котором нужно работать, которому нужно соответствовать.

- Много сотрудников в вашей программе?vniz_k_diggeram.jpg

- В нашей редакции сейчас трудятся порядка 150-200 сотрудников. Журналистов среди них всего пятнадцать человек. Люди отовсюду - есть москвичи, но их мало - очень много людей из ближних и дальних российских регионов - из Якутии, Сахалина, Нижнего Новгорода, Воронежа... Причем Подмосковье я представляю сейчас один.

- Выходцы из регионов, как представляется, приезжают «покорять» Москву? Они более пробивные?

- Я бы не сказал.

- А что нужно пробивать - должности или что-то в творческом плане?

- В общем-то, часто одно без другого невозможно. Правда, в корреспондентской работе это не главное, потому что здесь не цех, не завод, и начальником цеха никто никого не сажает. Если редактора еще могут назначить продюсером, а продюсера посадить дневным продюсером, то ты, как был журналистом, то так им и остаешься. И здесь все зависит от твоего профессионального уровня - всегда есть какие-то перспективы. Если ты хорошо работаешь - это не остается незамеченным. И тебя могут пригласить на какую-то более интересную работу. Но могут и НЕ пригласить...

- Работа ваша, как я теперь понимаю, тяжелая. Какие качества нужны журналисту, чтобы не пропасть в этой профессии?

- Во-первых, конечно, должна быть целеустремленность - нужно ставить перед собой определенные цели и планомерно их добиваться. Во-вторых, нужно быть заинтересованным в профессии. Тебе должно быть интересно. А если ты приезжаешь, чтобы что-то как-нибудь написать, как-нибудь выпустить в эфир, а потом просто получить за это зарплату - это не твое, конечно.

Профессией надо жить...

Интересовался телевидением Вячеслав Суханов

Источник - журнал КСТАТИ №3/2007

КСТАТИ | О людях Сергиева Посада | Земляки