Поиск в справочнике "Сергиев Посад–Инфо"

КСТАТИ | Творчество наших земляков | Истории из жизни

Бабка Тамара

medium_preview_babka_Tamara.jpgНемудреная жизнь старой женщины, которой в мае этого года исполнилось 83 года, думаю, никого не сможет оставить равнодушным. На фоне ее бед и радостей наши современные заботы кажутся убогими, далекими от той жизни, которой жил и живет простой народ. Который воевал, который растил детей, строил, пахал и в итоге получил в благодарность от государства  пенсию в четыре с половиной тысячи рублей...

Историю женщины из обычной русской деревни Бревново, пережившей войну, родившей и вырастившей восемь детей, я и хочу здесь рассказать. Зовут ее Тамара Васильевна Закревская...

До колхоза мы жили лучше...

- Тамара Васильевна, в каком году вы родились?

- В 1925-м.

- В какой деревне?

- В Бревнове.

- А семья большая была?

- Семья была четыре человека: брат мой, Василий, погибший потом на фронте, я, мама, Ирина Семеновна, и отец, Василий Иванович. А фамилия наша была Елизаровы.

- Кем были ваши родители?

- До коллективизации были частниками. У нас была своя усадьба, а в 1932 году организовался колхоз. А за год - в 1931 году - мы сгорели. Четыре соседних дома сгорело. Начисто. Ничего не спасли, мама вынесла утюг, а отец - самовар. И все. А тут коллективизация, и мы вошли в колхоз.

- А до колхоза лучше жили или хуже?

- Да неужели?! Было две коровы, лошадь, овец было много, а потом все сдали в колхоз...

- То есть, родители в колхоз не очень хотели идти?

- Ну как же, они сами колхоз организовывали!

- Так отец был коммунистом?!

- Отец был коммунистом, а потом и мать затащил в КОММУНИЗМ. Мама была партейная до конца, она заслуженный председатель колхоза.

- А отец председателем не был...

- Отец не был. Он был лесником, волков по лесу стрелял. Очень много волков ходило.

- А Красноармейского артиллерийского полигона тогда еще не было?

- Он только начинался, а ничего не было - ни стрельбы, ничего. Только слухи шли, что будет полигон. А строить его начали году в 35-м году, а уж в 41-м попали в кобылинский дом, к Виктору Михееву. 

- В какую школу вы ходили и где?

- Школа сельская, четыре класса. На краю деревни - там, где егерь сейчас живет. Тут и ясли были, тут и школа.

- То есть деревня была большая, раз школа была?

- 19 или 20 домов. А школу эту выстроили всем миром - деревнями Новоселки, Кобылино, Бревново. И молочный завод был - тоже построенный тремя деревнями. Я даже шесть месяцев там отработала - в войну. И в санатории им. Загорского успела девчонкой поработать за паспорт. С колхозным-то паспортом никуда не принимали.

- Это где же такой санаторий был?

- А в МООСО. Какая красота была, какие веранды! Какие туберкулезные лежали! Здесь туберкулезные лежали ходячие, бродячие, гулящие, а вот там, где сейчас лагерь «Экран», там лежали тяжелобольные, там умирали.

- Начальники лечились или всякий народ?

- Путевка туда стоила 900 рублей на месяц. Это очень дорого.

- Ваша учеба, как я понимаю, не завершилась четырьмя классами?

- В пятый класс мы пошли учиться уже в Загорск, с Дусей Кузнецовой. Царство ей Небесное, три года как она уже умерла (Тамара Васильевна крестится). Все подруги умерли, одна я только осталась со всей округи...

- Как проходили ваши детство и юность?

- Да какая юность?! В бедноте, в нищете и хуже быть нельзя.

- То есть в колхозе было плохо. А батю своего не ругали, что он затащил семью в колхоз?

- А тогда всех организовали... А вот в войну мы жили - горя не видели. Мать председателем колхоза была. В 42-м году взяли у нас председателя-мужчину на фронт, так до 45-го года она и была, а в феврале-месяце умерла.

- А отчего?

- В колхозный птичник залезли солдаты пленные, кур искали. Она приняла все близко к сердцу и умерла.

- Это немцы пленные что ли были?

- Нет, не немцы, а наши - те, которых из плена немецкого вызволили. Их тут расселяли, а есть не давали. Их здесь много жило - в Алексееве. Лазали, бегали, воровали. Да как воровали-то - в дома залезали!

- Семьи в те годы большие были? Сколько детей?babka_Tamara.jpg

- Семьи были большие у всех, но они все повымерли - и дети умирали. А так и по десять человек детей было, и по двенадцать, и по тринадцать.

- А почему умирали?

- А чем лечить-то?! Раньше только бабки лечили. А сколько от тифа-то погибло!

- Это в какие же годы было?

- Вот все в 30-е... Ой, как тиф-то валил. Я хоть маленькая была, а помню.

- А где располагалась ближайшая к вам больница?

- В Загорске, по Кировской улице. Я там 56 дней отлежала с желтухой. Инфекционная желтуха затяжного характера...

 

Война, трудфронт, замужество...

- Как вы женились?

- Мы в 45-м году с дедом сошлись.

- А он откуда?

- Из Томска. ЗОМЗ эвакуировался в Томск, а потом обратно.

- А муж ваш как попал на ЗОМЗ?

- Он был парашютистом, его с самолета скидывали. Тут оказалось, что у него больной желудок, и его комиссовали. Шесть месяцев он лечился, и потом его взяли в Томске пожарником на ЗОМЗ, а после с заводом он и приехал в Загорск. Вместе с ним приехала и его сестра, мать ей сказала: «Клава, поезжай с Шуриком, иначе он погибнет - умрет. Ему нужна диета, его нужно кормить». Вот так они вдвоем и приехали. Обратно Клава уехала только в 47-м году, когда у меня уже Галя и Таня родились.

- И как же вы познакомились с Шуриком, вашим будущим мужем?

- А у ЗОМЗА рядом с нашей деревней было подсобное хозяйство. Начальник заводской пожарной охраны приехал в райисполком: «Где б нам взять земельки?» А там ему сказали: «Езжайте в Бревново, там бабий колхоз, и земли там много». Он и приехал, высокий хохол. Мама свела его на поле и сказала: «Вот ваша земля. Сколько надо, столько и берите».

Приехало их четыре человека. На Анне Тихоновне один женился, другой вот на мне женился, третий был кривой - уехал. Вот так Александр Петрович узрел, увидел меня и стал ходить, стал похаживать. Потом женились, дом отстроили. А в 54-м году я уже была заведующей фермой. У нас было тридцать коров, меня даже наградили шифоном немецким, отрезом. Только открылся Гагаринский дворец в Загорске. Там нам с Лариской Фокиной из Лозы и вручали эти подарки. Мы с ней рядом на награждении стояли. Ей первой вручили, мне - второй.

- А во время войны вас, говорят, забирали на трудовой фронт, окопы копать...

- Ой, сказать даже не знаю, где мы были! Где-то под Дмитровом. Канал Москва-Волга. Ничего выкопать мы не успели. Самолеты летят, танки едут. Отступает пехота. Как только отступят, взорвут мост. И их начальники нас спрашивают: «Девчонки, куда вы едете?» «Мы едем окопы рыть». А нас пять человек девчонок. И еще с нами лошадь, мы сами на ней едем и корм для нее везем. Нас в пехоту впихнули, и мы с ними поехали и доехали до Талдома.

- А где же ночевали?

- Нигде. 41-й год-то холодный был, ужас, но по дороге домой нас нигде не принимали: «Вы коммунисты, вы враги народа, мы немца ждем, мы голодные сидим». Вот так-то...

- И на этом фронт для вас закончился...

- Нет. Мы только приехали оттуда, и нас сразу отправили за Смену, деревня Слабнево, лес валить. Мы его не пилили, только валили, чтобы немец не прошел на танках. Немец-то к Москве идет, уже к Зеленограду подходит. Две с половиной недели мы там были ...

Восемнадцатого декабря немца отогнали от Москвы, и нас сразу отпустили домой. Приехали, а в дом нас родители не пустили. Баню натопили - и всех в баню. Мы приехали вот с такими вшами (Тамара Васильевна показала, с какими).

А было мне тогда всего шестнадцать лет...

- А после войны где вы работали?

- В колхозе. У меня 13 лет колхозного стажа, а после нас передали в Птицеград, в совхоз. 

У меня 10 медалей - пять за войну, одна  - «Ветеран труда», а остальные - за детей. Еще две почетные грамоты за два срока в депутатах сельсовета.

- А муж где работал?

- Он как пришел, его попросили бригадиром работать в нашем колхозе. С бабами работал. Парники строили, капусту сеяли. А в 48-м году собрание собрали и выбрали его председателем колхоза. Он в том же году нам первым из окрестных деревень провел свет, зажег лампочку Ильича. А в Кобылине три года электричество не давали, вот они мучились...

Когда в стране началось бешенство...

- Жили вы хорошо, родили много детей. КСТАТИ, сколько их у вас?

- Восемь, пять дочерей и трое сыновей. Самая старшая Галя родилась в 45-м году,  Татьяна - в 46-м году,  Саша родился в Егорьев день в 50-м году, Валя - в 51-м году,  Юра - в 54-м году, Ира - в 55-м году, Володька - в 56-м году, а Наталья, самая молодая из моих детей, родилась в 59-м году.

- Как же ваши дети устроились в жизни?

- Галина работала в Лозе, на подшипниковом заводе, затем в гараже в КРЭПе. Татьяна сначала работала вместе с Галей, затем вышла замуж и уехала в Казахстан. Саша отслужил в армии и работает строителем в Москве. Валентина работает на заводе в Долгопрудном. Юрий - тоже строитель всю жизнь. Ира работает кассиром в банке «Возрождение». Володя служил в охране в Загорском следственном изоляторе. Наталья работает на авиационном заводе в Жуковском. И у  всех семьи и дети.

- Тяжело было прокормить такую ораву ребятишек?

- Ну а как же! По двадцать литров молока налью и пять рублей в руки и иду до Загорска пешком. На рынок торговать.

- Мне тут посчитали, что родственников у вас с детьми, женами, мужьями, внуками и правнуками набирается 54 человека. Это правда?

- У меня одиннадцать внуков и тринадцать правнуков.babka_Tamara_1.jpg

- Часто ли собираетесь вместе?

- Каждый выходной.

- Хватает ли стола, чтобы всех усадить?

- Надставляем, приносим.

- Хорошо иметь много родни?

- Сейчас уж наша родня вся умерла. Раньше-то, знаешь, как на Троицу-то шли. Весь город шел в Кобылино гулять.

- У вас там тоже родня была?

- А как же, у меня же мама родом из Кобылина.

- А отец откуда?

- А отец бревновский.

- Тамара Васильевна, а почему сейчас молодые меньше рожают?

- Почему? Так детей надо кормить, поить...

- Выходит, что раньше люди лучше жили?

- А тогда, знаешь, все было как-то вместе - жили, друг дружку кормили. Вот сейчас родился один ребенок - ходят вокруг него, бродят, ищут. Сто человек подле него. Даже бабки приезжают на помощь, за дитем ходить! А раньше чугун картошки наварил, кусок хлеба нарезал - и все наелись. Родила я Галю - немножко отец мой с ней посидел, он в 57-м умер. Татьяна родилась - уж они как-то две вместе играли. А потом Сашка родился. Так они друг друга и растили...

- А одежды нужно было сколько - восьмерых-то одеть...

- В школе мне никогда никто не помог. Только говорили: «Отец пьет, а дети ходят как у директора школы». Дети у меня ходили чистенькие, опрятненькие - всех я одевала, обувала.

- Так что же надо сделать, чтобы русских становилось все больше?

- Подумай. Вот Оля сейчас родила и Лена родила (это внучки Тамары Васильевны - прим. автора) - все, они завязали на этом. Потому что тяжело растить.

- Денег не хватает?

- Денег хватает, но в детский садик не попадешь. Вот Люба сейчас (жена Александра, сына Тамары Васильевны - прим. автора) ушла с основной работы, пошла в садик работать поваром, только потому, что внука три года в садик не брали. Три года!

- Помогают ли вам власти?

- Мне сроду не помогали. Никогда. Правда, один раз учительница Тане пальто купила.

- В собес тоже ни разу не ходили?

- Ходила один раз, но не в собес, а в дом напротив ресторана (задумалась, вспоминая название)...

- «Золотое кольцо»?

- Да. Я пошла. У меня пенсия была 76 рублей, а потом у меня отрезали, оставили 52 рубля...

- Это какие годы?

- Да когда началось БЕШЕНСТВО. Я и пошла туда, присела, рассказала, что живу в деревне, денег не хватает.

- А сколько у вас детей? - спрашивают.

- Восемь, - отвечаю.

- Пусть вам дети и помогают! А сюда можете приходить завтракать и обедать. У нас музыка играет.

Я встала и говорю: «Тьфу ты, старый черт, я за 12 километров еще к тебе пойду за тарелкой супа?!» И никогда я там больше не была и двери не открывала...

 

- В какие годы жилось лучше?

- Лучшие для меня вот эти года. Пенсию мне прибавили. У меня она сейчас четыре пятьсот.

- То есть, лучше стало?

- Ну неужели?!  Громов мне прибавил пенсию, за 80 лет мне два раза прибавили. Спасибо им.

- А дети помогают?

- Конечно.

- А какие времена и вспоминать не хочется?

- Вот 30-е годы. Самые тяжелые. Это не придумать, какие тяжелые! Хлеба досыта не ели. Соли не было...

- И последний вопрос. Тамара Васильевна, вы прожили долгую жизнь - целых 83 года, родили восьмерых детей. У вас куча внуков, правнуков. Как вы считаете, свои годы вы прожили не хуже других?

- Все в ровном счете...

Беседовал Вячеслав Суханов

КСТАТИ | Творчество наших земляков | Истории из жизни