Поиск в справочнике "Сергиев Посад–Инфо"

КСТАТИ | Творчество наших земляков | Истории из жизни

Наркота… Я думала, что брошу, когда захочу…

medium_preview_narkota.jpgЧасть 1. Исповедь. Я училась в институте на первом курсе, училась хорошо. В  плане учебы проблем не было. Проблемы, от которых мне хотелось сбежать, были с родителями, а еще раньше - в школе. Именно там, потихоньку, я и начала курить марихуану.

У меня было очень много хороших друзей, хорошая память, хорошее здоровье. И вообще меня все считали очень талантливой девочкой. Если я занималась музыкой, вокалом, то мне прочили большую карьеру. Когда я начала рисовать, учителя удивлялись, как я профессионально рисую. В кружке фигурного катания меня упрашивали заняться спортом... Но у меня была масса нерешенных проблем, от которых я очень хотела спрятаться. Мне «помогли» наркотики. Итог - через пару лет из всех проблем осталась только одна - где  найти деньги (что продать, у кого занять), чтобы купить очередную дозу. А она нужна мне была уже каждый день. И по несколько раз.

Учебу я бросила. Ушла в постоянный академический отпуск. По состоянию здоровья. Все друзья отошли для меня на второй план и постепенно просто перестали существовать.  Появились новые «друзья». С такими же проблемами, как и у меня. Они были необходимы, во-первых, как средство доставания наркотиков, а во-вторых, для общения под кайфом, когда просто хочется поделиться своими ощущениями.

Я впервые попробовала курить марихуану в 17 лет, в компании на дискотеке. Попробовала просто так, ради интереса. Никто меня специально не заставлял. «Хочешь?» - «Хочу...»

Позже я начала нюхать героин. Ощущение - расслабление, соображаешь все прекрасно и можешь полностью раскрепоститься. А поскольку были уже какие-то нерешенные проблемы личного плана, я решила продлить удовольствие. Я думала, что прекращу, когда захочу. Но в итоге стала наркоманкой. И единственное, что у меня осталось в жизни - это наркотики. Потом доза постоянно увеличивается, происходит привыкание организма. Через два года я почувствовала, что без героина я уже не могу. И стала колоться...

Если сравнивать с алкоголем, ощущения абсолютно разные - наркоманы обычно не могут употреблять алкоголь. В их среде его презрительно называют «бычий кайф», потому что  алкоголь отупляет. А под воздействием, скажем, «винта» человек может написать стихи, сочинить музыку, нарисовать картину - то есть, сотворить что-то такое, что он не в состоянии сделать трезвым. Именно поэтому наркотики так популярны в творческой среде и среди спортсменов. Они для них как стимулятор. Можно без устали работать всю ночь. Или танцевать всю ночь. И сбросить к тому же несколько килограммов лишнего веса.

Но итог плачевен. Это грозит постоянными депрессиями и склонностью к суициду и шизофрении. Недаром среди наркоманов так много самоубийств. Постоянное подстегивание своих возможностей к добру не приводит. Через какое-то время приходишь к знакомому за очередной дозой, и если его нет дома, то просто садишься в подъезде на ступеньки и можешь просидеть так много часов. Потому что просто нет сил встать и куда-то идти...

Я поняла, что больше так не могу...

Постепенно я деградировала. И морально и физически. Только за первые полгода я похудела на восемнадцать килограмм. Кайф я чувствовала первые года два, а затем это стало как питание, подпитка организма. Кайфа не было, просто я приходила от очередной дозы в «нормальное» состояние. И через три года я поняла, что больше не могу. Это было самостоятельное решение.

Я часто хотела бросить. Терпела ломку - абстинентный синдром. С чем ее сравнить? - Представьте очень сильный грипп, умноженный в тысячу раз - сердечная аритмия,  температура под 40 градусов, насморк, жесточайший озноб. И боль во всем теле - тревожащая, нестерпимая. Когда не можешь лежать, не находишь спокойного положения. И бессонница. Я часто пробовала выйти из этого состояния. Ставила капельницы с витаминами, с обезболивающими препаратами, с димедролом, с глюкозой и тому подобное. Мне помогала сестра, потому что вен на руках просто не было, я не могла попасть иглой в вену.

Бросала и пыталась терпеть почти каждый день. Но не получалось. И тогда в очередной раз уколовшись, я снова уверяла себя, что уж это точно в последний раз. И продолжалось это полгода. У меня долго не получалось бросить. Но вот однажды, придя в очередной раз к знакомому «барыге» ( наркопродавцу - прим. автора), я просто не стала его ждать. Я купила  бутылку самогонки - в этот день был мой день рождения - и выпила ее. Потом пришел «барыга» и предложил уколоться. Отказаться я не смогла. После этого пришла домой в  ужасном настроении - ведь сегодня был мой день рождения. Легла и заснула...

С этого дня я не вставала с постели целый месяц. Родители кормили меня с ложечки. Я глотала таблетки от бессонницы, чтобы хоть на немножко забыться. И мы вместе плакали. Настроение было отвратительное. Боли мучили где-то с неделю. Но не они были самым страшным, что ожидало меня на этом пути. Началась депрессия. Не хватало общения с  людьми. Хотелось поделиться, выговориться. С родными об этом я говорить не могла. А с наркоманами я дала себе клятву не общаться. Завязать с прежним кругом знакомств. А новых не было...

Месяц я не выходила из дома. А потом вышла и встретила подружку. Мы выпили по рюмашке. И снова стало плохо. И не просто плохо, а и стыдно за себя, что я снова опьянела. Дни шли за днями, пустые, похожие друг на друга. Как ни странно, но самым тяжелым стало наличие бесконечного свободного времени. Когда употребляешь наркотики, всегда занят, думаешь, где достать деньги на дозу. Потом ищешь, у кого купить. Затем колешься. И день пролетает незаметно. А тут...  я просто пустила свою судьбу по течению - пусть будет, что будет. Но только без наркотиков.

А они снились мне каждую ночь. Снилось, как я колюсь, и я просыпалась с таким чувством, что я вот-вот только что укололась. И первая мысль: «Как жаль, что это только сон...»narkota_yazva.jpg

Удержала меня от срыва моя природная лень. Мне было лень куда-то идти. Да и просто не было сил ходить. Вот это меня и спасло. Плюс контроль со стороны близких. Вошла в  традицию ежедневная проверка следов от инъекций на моих венах. Это, как ни странно, осталось в сознании и до сих пор. Для спокойствия родителей я на это пошла. Наркотики  помогли мне повзрослеть. Я стала смотреть на мир другими глазами. Я сразу стала мудрее...

Сейчас я работаю. Угрозы вернуться к прежней жизни не ощущаю. Наверно это тоже важно занять себя работой, чтобы заниматься делом и не о чем не думать. Работа лечит - губит безделье. В будущем хочу посвятить себя помощи наркоманам и их родственникам в решении их проблем - стать психологом. Ущербной я себя не чувствую. В принципе, все в моих силах. Просто я теперь знаю, что почем в этой жизни. И как жить.  И думаю, жизнь эта будет в общем нормальной. Будет у меня и любимая работа, и семья, и дети...

Часть 2 . Нам вешают лапшу...

Сколько в районе наркоманов

Как-то в одной из наших районных газет я прочитала официальную цифру наркоманов, «зарегистрированных» (не знаю, что это такое) в городе и районе. Названо было что-то около сотни человек. Ничего, кроме горького смеха, эта цифра у меня не вызвала. По моему мнению, не менее 25 процентов молодежи в возрасте от 15-ти до 25-ти лет употребляют наркотики. Плюс те, кто старше. Их тоже много. Плюс те, кто с младенческого возраста наркоман, родившись из чрева матери-наркоманки. Лично я знала сама или через знакомых не менее 3 тысяч наркоманов.

Практически в каждом районе Сергиева Посада и во всех основных населенных пунктах района существуют по одной-две точки, где торгуют наркотиками. Это Углич,  Клементьевка, Воробьевка, 25-й квартал, Рабочий поселок, Южный - в городе. А в районе - это ГАЭС, Хотьково, Семхоз, Лоза. Год назад была точка на Ферме, сейчас - не знаю. Еще раз повторяю, официальные цифры вызывают у меня смех. Одно из двух: или нам злонамеренно вешают лапшу на уши, прекрасно зная истинные масштабы наркомании, или люди, которым положено по долгу службы заниматься этой проблемой, просто не подозревают об истинном положении дел. А, значит, они сидят не на своем месте...

В том числе не соответствуют действительности цифры по смертности среди молодежи - 3 человека в год. На самом деле умирают, по моим сведениям, около трех человек в месяц. В среднем. Я имею в виду смертность среди наркоманов. Это или самоубийства, или смерть от  передозировки наркотиков. 50 процентов совершаемых в городе и районе преступлений -  это, в основном, хищения и воровство - совершается наркоманами, чтобы добыть деньги на дозу или на «бартер» - вещи на дозу. Скупка краденого, сбыт краденого - это тоже наркоманы. Практически каждый наркоман одновременно является и «барыгой». Нижнее звено наркопродавцов - это сами наркоманы. Поэтому наркомания и преступность - это  близнецы братья. При этом, должна заметить, что на насилие они идут редко. Им нужны только деньги. Но много.

Потому что «удовольствие» стоит дорого. Очень дорого. Цена 1-го «чека» (1/10 или 1/20 часть грамма) героина стоит 200 рублей. А если это каждый день и не по одному разу ?!!  Один куб «винта» (одно деление в шприце) стоит 50 рублей. Этот «продукт» (перевентин), кстати, изготовляется из медикаментов с добавлением бензина, соляной кислоты, фосфора и йода в кристаллах. А процесс приготовления его занимает около трех часов. Ингредиенты берут там, где ими пользуются по роду деятельности. Обычно обворовывают школьные лаборатории. Спичечный коробок анаши (4,5 «косяка») тянет на 150 рублей у «барыги». Судите сами, какая проблема для наркомана - деньги. Особенно когда наркоман не работает. А практически никто из хронических наркоманов не работает...

Ну а клиенты находятся сами. «Барыга» клиентов не ищет. Общение наркоманов между собой и дает клиентуру. У нас все происходит стихийно - никто тебя специально на иглу не сажает. В наркотики люди попадают или через свое любопытство, или через свои проблемы. Источник заразы - Таджикистан. А на местном уровне наркота приобретается либо в Москве, либо в Кимрах - там цыганский табор, где торгуют в каждом доме. Торгуют даже  те, кому положено с этим бороться. Там это просто. И меня останавливали, предлагали. В Кимры едут даже из Москвы. Едут наркоманы покупать не килограммы для торговли, а дозу-две для себя.

Организованной наркомафии в Сергиевом Посаде, по моему мнению, нет. Все происходит стихийно, на уровне самих наркоманов. Хотя, возможно, что я и ошибаюсь...

Есть ли выход?

Вылечиться хотят большинство больных наркоманией. А МОЖНО ЛИ? - Можно. Если человек захотел, он вылечится сам. Главное -захотеть. Пример - я сама. Но за помощью в излечении в районе обращаться нам некуда. В наркологический диспансер или психиатрическую больницу наркоман не обратится, чтобы не «засветится», не попасть в регистрацию. Да и снять там могут только ломку, используя те же капельницы. Но это можно сделать и в домашних условиях. А вылечить они не в состоянии. Основная-то проблема - психологическая зависимость. И самое страшное происходит, когда наркоман выходит из больницы. Он не может справиться со своей проблемой. И снова возвращается к прежнему образу жизни. А именно профессиональной психологической поддержкой больных наркоманией никто в районе и не занимается. Лечебницы такого профиля существуют, как мне известно, лишь в Москве, Санкт-Петербурге и Дубне. Еще в Москве есть Общество анонимных наркоманов (АН), где тоже занимаются психологической поддержкой бывших наркоманов. Правда, насколько все это эффективно, мне не известно.narkota_zayachia_guba.jpg

Наркомания - это болезнь, которой все возрасты покорны. Начиная с 12-13 лет. А самому старшему наркоману, которого я знала, было 43 года. В социальном плане наркоманов больше из обеспеченных семей. Финансы позволяют. И они чаще закомплексованы. В малообеспеченных семьях - там дети более раскрепощены. Могут набедокурить и тем самым выплеснуть свою избыточную энергию другим способом. У богатых - иначе.

Чаще всего дети начинают употреблять наркотики ради интереса - в школе, взрослые - при стрессах и проблемах, когда хотят отвлечься. Толкает многих непонимание окружающих. Иногда дети начинают покуривать за компанию. Не думая о последствиях. И каждый из них думает, что сможет бросить в любой момент, когда захочет. Глубокое заблуждение.

Дети начинают «баловаться» на вечеринках, на дискотеках. При общении с более старшими, когда есть доступ на эти самые мероприятия со стороны. В школе большинство начинает с курения марихуаны. Марихуана - это первый шаг к наркотикам более вредным. На этом этапе еще можно бросить, можно остановиться перед губительной чертой. А вот когда пробуют уже что-то более серьезное - кокаин, опиум, героин или «винт», начинают нюхать или колоться, - это означает одно. Что человек уже болен.

В школах тоже врут о количестве больных наркоманией детей. Директора либо не видят ничего у себя под носом, либо пытаются все представить в лучшем свете. Мы только цифры в их отчетах. Искаженные цифры... Никаких бесед, никаких специальных предметов, посвященных профилактике наркомании, в школах нет. Нет профессиональных психологов, нет специалистов, нет желания вытаскивать проблему на поверхность. А вдруг начальству не понравится...

Помочь ребенку поэтому могут только его родители. И главное здесь - не оставлять нерешенных проблем. Помните, что если преследовать постоянно ребенка, скажем, за плохие оценки, однажды он может закрыться в себе и уже не придет к вам со своими проблемами. Он попробует решить их сам, ориентируясь на свой небогатый опыт, на «помощь» друзей. Чем это может кончиться для него и для вас , я уже рассказала на своем примере...Проблема становиться массовой где-то с девятого класса. Где, как я думаю, четверть учеников уже курят марихуану, реже колются. В моем классе из тридцати учеников таких было семеро. ВКЛЮЧАЯ МЕНЯ...

Записал Вячеслав СУХАНОВ

Источник -  журнал КСТАТИ №4/2007

КСТАТИ | Творчество наших земляков | Истории из жизни