Поиск в справочнике "Сергиев Посад–Инфо"


Поиск в справочнике "Сергиев Посад–Инфо"

КСТАТИ | Творчество наших земляков | Истории из жизни

О дУше и душЕ

medium_preview_o_dushe.jpgУ журнала появился довольно необычный новый автор - это наша землячка, которая живет сейчас с семьей в Америке, в штате Техас и преподает в университете американцам французскую литературу. И заодно печатается в тамошней русскоязычной газете.

О дУше и душЕ

Магазин «Все для ремонта» - не самый любимый мой магазин, а сантехнический отдел - не самый любимый мой отдел в магазине «Все для ремонта». Нам нужно было именно в сантехнику: из горячего крана в ванной со вчерашнего вечера текла холодная вода. К тому же, на днях сильно похолодало, до нуля. Кусты техасского лавра возле магазина поторопились со своими сиреневыми цветами. От их вида мороз продирал по коже.
В магазине было тепло. Муж задумчиво переходил от стойки к стойке и возвращался в исходное положение. Толкая следом порожнюю покупательскую тележку, я тоже описала пару кругов и остановилась у плаката. На плакате молодая женщина устраняла течь унитаза в шесть простых приемов:
1. удостовериться, что пол вокруг унитаза сухой
2. налить в бочок пищевого красителя, слить воду и обнаружить место утечки
3. открутить болты и снять унитаз с основания
4. заменить изношенное изоляционное кольцо новым
5. привинтить унитаз обратно
6. заполнить щель между унитазом и полом замазкой
Вышеназванное женщина исполнила без перчаток, не закалывая пышных рекламных волос. Моя мысль приняла это неконструктивное направление, когда меня окликнул сотрудник магазина в оранжевом фартуке.
- Как я могу вам помочь? - спросил сотрудник, озвучивая надпись на фартуке.
- Помочь? Вы думаете, я собираюсь чинить унитаз?
Я рассмеялась, но моя мысль снова приняла направление самовольно. Что подразумевает такой смех? Что женщина не может починить унитаз? Что чинить унитазы - мужское занятие? Или что только те, кто в оранжевых фартуках, должны чинить, а те, кто без фартуков, не должны? И хотя мой смех ничего подобного не подразумевал, под гнетом политкорректности он заглох, как будто палку вставили в колесо. За ту же секунду мысль оранжевого фартука развивалась в другом направлении.
- Вы откуда будете? - спросил он.
- Из России, - ответила я.
Предстоявший диалог уступал по частотности только одному: «как дела? - хорошо, а у вас?» По приятности же он уступал великому множеству возможных диалогов.
- Из какой части России? - неумолимо поинтересовался собеседник.
- Из центральной... - пробормотала я, маскируя оскомину под улыбку. Одновременно к сотруднику подошел другой покупатель, и я покатила свою тележку дальше.
В стране моего детства иностранцы были в диковинку. Моя тетя была первым иностранцем, увиденным живьем, и ее сладкозвучный акцент растлил мое неопытное пятилетнее сердце. Лет через десять выяснилось, что если пересечь границу, то сам почти наверняка станешь иностранцем. События последовавшего десятилетия привели меня в сантехнический отдел американского магазина, где мой собственный акцент не давал покоя работнику в оранжевом фартуке. Через пять минут он настиг меня снова.o_dushe.jpg
- Так я не расслышал: из какой части?
- Из центральной, московской, - грустно отозвалась я из-за мужнина плеча, за которым попыталась было укрыться.
- У меня тут тоже бывает пара клиентов из России - только они из Минска, - поделился сантехник.
Я покладисто кивнула, не вдаваясь в подробности.
- То есть сам-то он из Минска, а она из Киева или, как говорят русские, из Кива.
Внутренне содрогнувшись, снаружи я только развела руками. Мол, какая удивительная игра природы.
- Так вот, - продолжал собеседник в былинном настрое, - отец его работал на заводе подлодок.
- Чей отец? - удивилась я.
- Того, который из Минска.
- А-а.
- А его отец подлодки строил.
- А-а.
- Случаем не слышали?
- Я в подлодках очень слабо... - призналась я, приходя в отчаяние.
- Там, значит, большой порт? - спросил неутомимый сантехник.
- Где? - опять удивилась я.
- В Минске, - пояснил он.
- В Минске вряд ли, - усомнилась я.
- Тогда он не в Минске работал, - как будто заключил собеседник.
- Вероятно, нет, - подытожила я с облегчением.
Тут в разговор вступил муж и перевел его на сантехнические рельсы. Работник поскучнел.
- Может, смеситель, может, что другое, - молвил он.
Моя витиеватая мысль с запозданием осознала очевидное: от человека в оранжевом фартуке зависит, будет ли у нас горячая вода. Мне неожиданно и страстно захотелось говорить о России.
- Вы не представляете, какие у нас в России, в центральной ее части, проблемы с сантехникой, - обратилась я к работнику, ощущая прилив загадочной русской души к поверхности глаз.
- А что такое? - встрепенулся тот.
- Летом обязательно отключают горячую воду на две недели!
Загадочная душа плескала в моем взгляде, обдавая оранжевый фартук нежными волнами.
- Но как же мыться? - растерялся обладатель фартука.
- А так, - со вкусом объясняла я, - вскипятишь кастрюлю на плите, смешаешь вручную с холодной водой и поливаешься себе из кружечки.
Сантехник понимающе кивал.
- У каждого народа - свои традиции, - философски заметил он.
Вечером я принимала горячий душ. Это вдвойне приятно, когда на улице холодно.

Oksana_Mung.jpgОксана Мунг

Источник - журнал КСТАТИ №4/2007

КСТАТИ | Творчество наших земляков | Истории из жизни